?

Log in

волки ждали своего и, кажется, снова дождались

« previous entry | next entry »
5 February 2017 | 10:53

Оригинал взят у a_nalgin в О первом шаге к мировой финансовой катастрофе
Bank Crisis

Чем скромнее – на первый взгляд – новость, тем горше могут быть её последствия. Самая опасная на этой неделе выглядит рутинной бюрократией: Президент США Дональд Трамп подписал указ о начале процедуры пересмотра закона Додда—Франка. Ожидается, что изменения в него будут серьёзными и произойдут быстро.

Наверное, большинству читателей и невдомёк, что это за нормативный акт, почему его изменение стало одним из столпов предвыборной кампании президента-миллиардера, и с какой стати в заголовок этой заметки вынесено пугающее слово катастрофа. Неужели только лишь для привлечения читательского внимания?

Итак, обо всём по порядку. Принятый в 2010 году как ответ на острый финансовый кризис 2008-09 гг., Закон о реформировании Уолл-стрит и защите потребителей, известный также как Акт Додда—Франка, фактически установил новые правила игры на финрынке США. Нововведения, занявшие 2315 страниц текста, были нацелены на снижение аппетита к риску у банкиров, уменьшение расходов казны в случае банкротства системообразующих кредитных учреждений, усиление контроля над банковскими холдингами со стороны регуляторов, а также защиту интересов рядовых потребителей финансовых услуг от недобросовестных провайдеров и посредников.

Одним из краеугольных камней нормативного акта стал запрет для банков, которые используют гарантии правительства, инвестировать средства вкладчиков в хедж-фонды и владеть более чем 3% капитала таких фондов. Вполне оправданный шаг, если не забывать, что самый крупный после Великой депрессии финансовый кризис начался в 2007 году с мелких проблем у хедж-фонда, которым владел банк Bear Sterns.

Другое неудобное для Уолл-Стрит нововведение повышало личную ответственность топ-менеджеров за провалы в работе. К директорам и президентам, под чьим руководством финансовый институт скатился к банкротству, могли приниматься такие меры, как взыскание с них нанесённого ущерба или запрет на дальнейшую руководящую работу в других финансовых компаниях.

Критики закона Додда—Франка, в том числе и сам Дональд Трамп, утверждают, что из-за его принятия многие американские банки вынужденно покинули рынок, поскольку их прибыльность сократилась, а регулятивная нагрузка, напротив, возросла. Крайними же оказались реальный сектор и частный потребитель, для которых якобы усложнился доступ к заёмному финансированию.

В действительности же подобные аргументы – чистая попытка натянуть сову на глобус. Хотя закон Додда—Франка и ограничил свободу банков в некоторых сделках на рынке, на прибыльность сектора он повлиял намного меньше, чем снижение учётной ставки, вследствие которого упала доходность многих финансовых активов. Тем не менее, за последние четыре квартала 5100 банков, учитываемых Федеральной Корпорацией страхования депозитов, заработали 168,8 млрд долларов прибыли против 146,2 млрд долл., полученных сектором за 12 месяцев, которые предшествовали началу ипотечного кризиса 2007 года.

Число кредитных институтов в США действительно сократилось после принятия упомянутого закона. С примерно 7100 до 6000. Но главной причиной этого стали слияния и поглощения, а вовсе не потеря рентабельности и новые банкротства.

Что касается кредитов, то статистика неумолима. Корпоративные займы, задолженность физических лиц по кредитным картам, автокредиты – все они в СШ находятся на исторических максимумах в настоящее время. Объём ипотеки достиг 14,2 трлн долл. – лишь немного ниже рекорда, установленного к середине 2008 года, незадолго до разрыва ипотечного пузыря.

Bank Loans

То есть, реальная проблема для американских банков совсем не в ограничениях закона Додда—Франка, а в нежелании потребителей увеличивать долговую нагрузку ещё сильнее.

Если же эти ограничения отменить, ситуация в американском банковском секторе довольно быстро вернётся к том состоянию, которое было накануне ипотечного кризиса 2007 года. С той лишь разницей, что в качестве токсичных активов на банковских балансах будут выступать не субстандартные закладные, а какие-нибудь другие финансовые инструменты.

Какие именно? Ни один специалист сейчас этого точно не скажет. Беда всех пузырей в том, что понять всю степень их раздутости можно лишь постфактум. Чаще всего – уже после взрыва. Эхом которого будет долго витать классическое ну кто бы мог подумать!

Но точно можно сказать лишь одно – разгребать последствия вновь придётся не тузам с Уолл-Стрит, а потребителям по всему миру. Причём в условиях, когда возможности финансовых регуляторов по удержанию ситуации сейчас даже ниже, чем были в 2008 году, на старте Великой рецессии. Низкие ставки и всё ещё раздутые из-за QE балансы сужают свободу действий ведущих Центробанков мира.

И ещё один показательный штрих к техническому указу Дональда Трампа.

Bank's Stocks

Как только на финише президентской гонки определился нынешний хозяин Белого дома, акции американских банков на биржах рванули вверх. Понимающие инвесторы увидели хорошие возможности для роста прибыли в предвыборных обещаниях победителя. И Дональд Трамп не подвёл их ожидания.

Вот только не слишком ли высокой окажется плата за новые профиты волков с Уолл-Стрит?


Link | Leave a comment | Share

Comments {0}